Правовая природа медиативного соглашения

В связи с принятием Федерального закона от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее – Закон о медиации), требуется осмысление основных понятий, используемых в процедуре медиации. В этой связи особый интерес вызывает медиативное соглашение как конечная цель урегулирования конфликта с участием медиатора.

Медиативное соглашение – соглашение, достигнутое сторонами в результате применения процедуры медиации к спору или спорам, к отдельным разногласиям по спору и заключенное в письменной форме (п. 7 ст. 2 Закона о медиации). Для определения правовой природы медиативного соглашения и его правоприменения необходимо понять сущность медиации как примирительной процедуры, цель которой – прекращение спора. Как правильно заметил В.В. Лисицин, «медиация по своей природе не ведет к разрешению спора. Цель медиации иная – прекращение спора» [1]. Причины конфликта могут лежать за рамками рассматриваемого спора, они могут быть многогранными, например причиной корпоративного спора могут быть личные неприязненные отношения, основанные на семейном конфликте.

Поэтому условия медиативного соглашения могут не вписываться в правовые рамки спора, а лежать в иной плоскости. Результаты теоретических исследований и правоприменительной практики свидетельствуют о том, что медиативное соглашение значительно шире по сфере своего действия, по правовой природе [2].

Законодатель различает два вида медиативных соглашений:

а) медиативное соглашение, достигнутое сторонами в результате процедуры медиации, проведенной после передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда;

б) медиативное соглашение по возникшему из гражданских правоотношений спору, достигнутое сторонами в результате процедуры медиации, проведенной без передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда.

Возникает вопрос: если медиативное соглашение по своему содержанию значительно шире и выходит за рамки рассматриваемого спора, может ли оно быть утверждено в качестве мирового соглашения? Думается, что в этом случае медиатору следует не ограничиваться рамками одного (единого) медиативного соглашения, а заключить несколько соглашений, одно из которых должно совпадать с предметом судебного разбирательства, не противоречить закону и не нарушать права и законные интересы третьих лиц. Тогда оно может быть утверждено в качестве мирового соглашения.

Второй вид медиативного соглашения законодатель прямо определяет как гражданско-правовую сделку (ст. 12 Закона о медиации). Поскольку медиативное соглашение в этом случае рассматривается как обычная гражданско-правовая сделка, направленная на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей сторон, то совершенно обоснованным является закрепление законодателем положение о применении к медиативному соглашению правил об отступном, о новации, о прощении долга, о зачете встречного однородного требования, о возмещении вреда. Стороны вправе в таком соглашении, как в обычной гражданско-правовой сделке, предусмотреть и меры ответственности, устанавливать гарантии исполнения обязательств и т.п. В этой связи становится совершенно ясно, по какой причине в Законе о медиации нет и не может быть специального регулирования порядка заключения, требований к содержанию и действительности такого соглашения. Указанное соглашение, называясь медиативным, не является самостоятельным видом соглашений, оно полностью подчиняется нормативным правилам в зависимости от предмета договоренности сторон спора, то есть нормам соответствующего материального права, преимущественно гражданского [2]. Следует согласиться с О.О. Поротниковой, которая охарактеризовала термин «медиативное соглашение» как собирательный и условный для права [3]. Поэтому, на наш взгляд, является необоснованным требование Закона о медиации об обязательном включении таких положений, как сведения о медиаторе и проведенной процедуре медиации. Как эти требования соотносятся с положением о том, что медиативное соглашение – это по сути гражданско-правовая сделка?

Не вызывает никаких сомнений, что складывающаяся правоприменительная практика выработает свои предложения по совершенствованию Закона о медиации, который требует серьезной доработки.

Строгонова Татьяна Петровна, руководитель юридической клиники при юридическом факультете ПГНИУ, ст. преподаватель кафедры гражданского права, сертифицированный медиатор.

  1. Лисицин В.В. Медиация – важный элемент правовой культуры российского бизнеса // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Калашникова С.И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2010, с. 19.
  3. Поротникова О.А. Особенности регулирования соглашений, заключаемых для проведения процедуры медиации // СПС «КонсультантПлюс»