Решение собрания как основание образования единоличного исполнительного органа хозяйственных обществ

Рассматривается правовой статус решения собрания как правоустанавливающего юридического факта, влекущего возникновение полномочий единоличного исполнительного органа хозяйственных обществ. Раскрывается правовое значение сведений о единоличном исполнительном органе в ЕГРЮЛ. Дается анализ законодательства и судебной практики по вопросу образования единоличного исполнительного органа хозяйственных обществ.

Глава 9.1. ГК РФ «Решения собраний», введенная в действие с 01.09.2013 г. на основании Федерального закона от 07.05.2013 г. №100-ФЗ, названа в концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ, одобренной решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 г., новым этапом правового регулирования корпоративных споров

1 . Действительно, необходимо отметить, что содержащиеся в данной главе ГК РФ правовые модели фактически унифицируют правомочия участников любого гражданскоправового сообщества в части принятия ими юридически обязывающих для такого сообщества решений. В частности, ст. 181.2–181.5 ГК РФ не только устанавливают последовательность действий участников сообщества по проведению собраний, но и вводят критерии легитимности этих действий, а также определяют правовые последствия их несоблюдения. В любом случае оживленные дискуссии относительно правовой природы решений собраний участников гражданско-правового сообщества, основанного на сотрудничестве либо членстве, сводятся к тому, что это «новое явление в теории», которое закреплено законодательно и поэтому представляет собой юридический факт, влекущий определенные правовые последствия

2 . Так, А. А. Клячин отмечает, что «решение собрания в корпоративных отношениях всегда является юридическим фактом, поскольку всякое выражение воли субъектом корпоративных отношений имеет направленность на повышение эффективности деятельности корпоративного образования и, как следствие, получение какого-либо правового результата»

3 . При этом особенностью решений, принимаемых в рамках корпоративных образований А. А. Клячин называет то, что по своей правовой природе они представляют собой согласованную волю большинства участников сообщества, а в случаях, предусмотренных законом или корпоративными правилами (договором), единогласную волю, направленную на установление, изменение и прекращение прав и обязанностей как для корпоративного сообщества в целом, так и для отдельных его участников

4 . В этой связи рассмотрение вопросов об образовании единоличного исполнительного органа хозяйственных обществ, согласно ст. 65.3. ГК РФ, п. 2 ст. 33 ФЗ РФ от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 2 ст. 48 ФЗ РФ от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», относится к исключительной компетенции общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью. С момента принятия такого решения единоличный исполнительный орган наделяется всеми полномочиями руководителя юридического лица и вправе осуществлять эти полномочия от имени юридического лица без доверенности. Согласно ст. 1 Положения «О Федеральной налоговой службе», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30.09.2004 № 506 (в ред. от 10.07.2017), налоговые органы уполномочены осуществлять государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Однако ГК РФ, Закон об ООО, Закон об АО, ФЗ РФ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» не связывают возникновение либо прекращение полномочий единоличного исполнительного органа с фактом внесения в ЕГРЮЛ соответствующих сведений. В соответствии с п. 1 ст. 6 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» реестр выступает открытым источником информации для контрагентов (потенциальных контрагентов). Сегодня содержание ЕГРЮЛ должно приниматься во внимание исключительно как влияющее на оценку добросовестности контрагента, если она важна для квалификации общественных отношений, в том числе для оценки возможности возврата имущества, отчужденного по возмездным сделкам (ст. 302 ГК РФ). На это же указывает и практика Верховного суда РФ: «Приобретатель не может быть признан добросовестным, если на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в ЕГРП было зарегистрировано не за отчуждателем или в ЕГРП имелась отметка о судебном споре в отношении этого имущества»

5. И, как правильно указал суд апелляционной инстанции, основанием для формирования единоличного исполнительного органа акционерного общества является решение соответствующего органа управления, а не внесение записи в ЕГРЮЛ, который, по смыслу ст. 4 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», носит информационный, а не правоустанавливающий характер. Так, например, отсутствие сведений в ЕГРЮЛ о назначении Грачева В. В. генеральным директором Общества не могло являться для Банка основанием не принимать к исполнению распоряжения клиента в лице генерального директора Грачева В. В.

6. Исходя из вышеперечисленных правовых норм, можно сделать вывод, что правоустанавливающим значением для создания нового единоличного исполнительного органа хозяйственного общества является решение общего собрания учредителей. Единоличный исполнительный орган считается избранным и наделенным полномочиями с момента вынесения соответствующего решения общим собранием учредителей, а не с момента внесения записи о нем в ЕГРЮЛ. Таким образом, предыдущий единоличный исполнительный орган прекращает свои полномочия с момента принятия решения общим собранием учредителей.